Логин:
Пароль
Забыли свой пароль?

Написать письмо:

От кого*:

Кому (e-mail)*:

Тема*:

Текст*:

Рубрики

Я Руская

Евгения Фёдоровна Борисенко, одна из наиболее влиятельных танцовщиц Италии середины прошлого века, мало известна на родине. Ещё в юности вместе с отцом, офицером российской армии, она бежала от Октябрьской революции на запад, где и прославилась, оставив глубокий след в истории европейского танца – основанная ею Академия и сегодня входит в число самых авторитетных хореографических школ Италии.
Назад

Рейтинг

(2974)
(0)
(0)
(0)

Отчасти своей славой и узнаваемостью Евгения Фёдоровна обязана псевдониму «Я Руская», который дал ей видный культурный деятель той эпохи – Антон Джулио Брагалья, создатель фотодинамизма и новаторского кино, основатель художественной галереи в футуристическом стиле и режиссёр авангардных театральных постановок.

В те времена ещё сохраняли свежесть воспоминания европейской богемы о Дягилеве, «Русских сезонах» и именах, подаренных западу известным антрепренёром. Многие молодые танцовщики, не имеющие славянских корней, в качестве псевдонимов придумывали для себя русские фамилии, а для зарождающейся звезды сцены принадлежность к России могла значить как минимум особое внимание со стороны публики.

Евгения Борисенко родилась и выросла в Крыму, где с малых лет посвятила себя занятиям танцами. Когда начались политические волнения, подобно тысячам других граждан бывшей Российской империи, имевших возможность убежать от наступающего коммунизма, она покинула страну, обосновавшись в Константинополе. К тому моменту девушке было 18 лет. Здесь же Евгения встретила своего первого мужа – англичанина Эванса Дэниела Пола и родила сына. Брак почти сразу же рухнул, ребёнок остался со своим отцом, переехавшим в Лондон, а будущая танцовщица перебралась в Рим.

Италия 20-х годов была не слишком уютным местом жительства для российских беженцев: диаспора, насчитывавшая около 15 тыс. человек, обитала обособленно, не зная современного итальянского языка, не находя применения собственным возможностям и талантам. Для большинства из них эта страна становилась просто очередной стоянкой (после Константинополя) на пути к новой жизни. Евгения оказалась более успешной –знакомство с Брагалья, совместные поиски нового слова в искусстве привели к тому, что девушку заметили и оценили.

В «Доме Брагалья» танцовщица дебютировала в 1921 году. Её сольное выступление, включавшее «мимические движения и танцы», сопровождалось современными поэтическими произведениями. Следующим этапом стал Театр Независимых, авангардистские постановки которого вскоре принесли ей широкую известность в творческих кругах. К этому периоду относится появление её псевдонима, ставшего удачным рекламным ходом и открывшего молодой балерине путь на сцену Милана.

В конце 20-х годов 20 века Милан уже носил статус города-покровителя оперы и балета: здесь зажигались самые яркие звёзды, зарождались новые направления искусства ивозникали самые передовые идеи. Я Руская продолжала танцевать в спектаклях, но теория и философия хореографии увлекли её не меньше. Свои взгляды она изложила в книге «Танец как способ бытия», которая вышла в 1928 году. Книга была принята на ура: сторонница свободного стиля, Борисенко, подобно Айседоре Дункан, полагала, что академичность убивает саму суть хореографии – отображение внутреннего мира человека.

Спустя год Я Руская появилась в немой картине «Юдифь и Олоферн» и тогда же открыла свою первую школу при Миланском театре Teatro Dal Verme. Несмотря на то, что занимались здесь в основном взрослые балерины, популярностью пользовались и курсы для девочек. Имя танцовщицы и педагога зазвучало ещё громче, и вскоре её пригласили в школу при Ла Скала, где она занималась преподавательской работой и периодически выходила на сцену. Однако спустя два года Евгения Фёдоровна осознала, что её взгляды не совпадают с позицией руководства театра и отправилась в свободное плавание, открыв собственную школу.

Правительство Муссолини благоволило Я Руской: городские власти построили специально для неё театр за замком Сфорца. В 1935 году она вышла замуж за проправительственного журналиста, благодаря чему её карьера взлетела ещё выше. Подобные факты, а также причастность Евгении к молодёжной организации фашистской партии Италии не поспособствовали её популярности в родной стране, несмотря на то, что Советский Союз в то время находился в дружественных отношениях с фашистским режимом.

Вернувшись в Рим в 1940 году, Я Руская основала школу, которая в 1948 году превратилась в национальную Академию танца, расположенную на Авентине – одном из семи римских холмов, которой Евгения Фёдоровна руководила до самой своей смерти в 1970 году. В этом живописном месте ранее учились только женщины, а сегодня Академия входит в число важнейших хореографических центров Италии, куда принимают студентов обоих полов. Евгения Борисенко похоронена на одном из красивейших некрополей в мире – Римском некатолическом кладбище Кампо Честио, которое находится также на холме Авентин.

Другие новости

Коментарии (0)